Warning: Creating default object from empty value in /home/users/m/mkam/domains/vandeya.ru/wp-content/plugins/buddypress/bp-loader.php on line 71
 Русская Вандея. ч.3. Хроника преступлений против русского народа. Серов и Серовщина. | Русская Вандея

Русская Вандея. ч.3. Хроника преступлений против русского народа. Серов и Серовщина.

28.04.2012 в Русская Вандея. Хроника преступления., Серов и Серовщина. Вандея в Поволжье.

Хроника преступлений против русского народа.Серовщина. Малоизвестные страницы Гражданской войны.
Гражданская война между «красными» и «белыми», порожденная революцией 1917 года, заслонила собой не менее ожесточенный «внутренний фронт» — крестьянскую войну 1918—1922 годов против советской политики «военного коммунизма».

Когда создавались большевистские мифологемы, окончание -щина в политических неологизмах было призвано сформировать негативное отношение к протестным явлениям первых лет советской власти. Так появились «антоновщина», «махновщина», «мироновщина», «сапожковщина» и др. (в закавыченном виде). Однако сегодня уместно использовать эти термины безо всякой обличительной окраски, просто как обозначение крупных общественных феноменов (причем без всяких кавычек). Одним из них являлась серовщина.

Повстанческое движение в Поволжье и уральских степях под руководством Василия Серова зародилось в 1920 году. В июле—сентябре 1920 года на территории Самарской и Саратовской губерний произошло неординарное событие, получившее широкий резонанс в стране — сапожковщина. Она вызвала серьезную озабоченность большевистского руководства: второй случай выступления крупного воинского соединения в Красной армии (после мятежа Филиппа Миронова)! 13 июля 1920 года восстали войсковые части 2-й Туркестанской кавалерийской дивизии, расположенной в 15 верстах восточнее Бузулука. Во главе восстания оказался сам начальник дивизии А. В. Сапожков. Как известный бывший красный партизан, он пользовался большой популярностью. Сапожковщина продемонстрировала характерное для 1920 года массовое настроение: в умах крестьян и той части казаков, которая прежде поддерживала «красных», созрела мысль о «перерождении» советской власти.

Продолжение сапожковщины и ее развитие получило в повстанчестве Василия Серова, одного из ближайших сподвижников Сапожкова. В течение двух с лишним лет до осени 1922 года вся военная мощь советского государства не могла справиться с повстанцами, основу которых составили поволжские крестьяне, уральские и астраханские казаки.

Редкий пример столь длительного сопротивления!

Русская вандеяСеров служил командиром полка во 2-й Туркестанской дивизии начдива Сапожкова, после захвата Бузулука Сапожков назначил его начальником местного гарнизона. До начала восстания Серов не был врагом новой власти, в 1919-м он даже вступил в партию.

После гибели Сапожкова он приступил к формированию собственного повстанческого отряда. Повстанцы Серова, достигшие к 1921 году численности до 2 тысяч человек, совершали нападения на ссыпные пункты зерна, вели вооруженную борьбу с Красной армией.

Повстанческое войско Серова именовалось как «Первая атаманская дивизия восставших войск — Воля Народа» и состояло из трех полков. Серов занимал должность начдива. При штабе дивизии имелись реввоенсовет (его председатель Федор Далматов находился у Серова с начала организации повстанческой дивизии), отдел пропаганды и следственная комиссия. В обозе повстанцев следовали их жены и дети.

Повстанчество Серова получило четко выраженный идейный характер. Даже советское руководство признало, что борьба отрядов под руководством Серова «выходила за рамки обычного бандитизма». В январе 1921 года среди повстанцев была распространена Декларация Революционного военного совета и командующего армии «Воля Народа», подписанная командующим Серовым и председателем реввоенсовета Далматовым. В данном документе из 16 параграфов была изложена политическая программа.

В Декларации Серова и Далматова нет ни единого намека на отказ или ревизию коммунистической идеи — за коммунизмом признается «великое будущее». Однако большевистская коммунистическая партия обвинялась в узурпации власти и подмене обещанной власти народа диктатурой пролетариата, фактически — диктатурой партии коммунистов.

ДЕКЛАРАЦИЯ СЕРОВА И ДАЛМАТОВА

§ 1. Мы, члены Революционного Военного Совета и Командующий восставших групп «Воли Народа», официально от имени восставшего народа заявляем, что диктатура пролетариата, три года разорявшая Россию, отменяется и вся полнота власти передается всему народу без всяких подразделений на классы и партии.
§ 2. Все декреты, изданные Коммунистическим Правительством, урезывающие свободу, провозглашенную второй революцией 1917 года, отменяются, а принципы второй революции служат фундаментом в строительстве России.
§ 3. Восставшим народом не принимаются никакие назначения комиссаров, исходящие из центра, как нарушающие народоправство, и всякие распоряжения таковых не исполняются, а сами комиссары, добровольно не отказавшиеся от власти, объявляются вне закона.
§ 4. Все учреждения, как партийно-коммунистические, а также профессиональные, взявшие в свои руки государственные функции, объявляются недействительными и вредными для Трудового Народа.
§ 5. Признавая за коммунизмом великое будущее и идею его священной, новая Революционная власть не имеет в виду силу штыка противопоставить этой идее, а борется с насильниками–комиссарами, спекулировавшими на коммунизме, а также не признает и борется с принудительной государственной коммуной, считая, что увлечения всякого рода идеями — право всякого человека и меньшинство не имеет права навязывать большинству народа свою волю.
§ 6. Политические партии, за исключением партии черносотенцев — монархистов, признаются новой революционной властью, причем их деятельность ограничивается политической парламентарностью и посягательство партий на захват государственной власти будет считаться узурпаторством и пресекаться самым беспощадным образом.
§ 7. Принимая во внимание, что буржуазно-черносотенская армия монархистов, воспользовавшись смутным революционным временем и усталостью русского народа, постарается захватить в свои грязные руки власть и поработить Трудовой Народ, то Революционный Военный Совет и Командующий заявляют, что даже малейшие попытки к таковому захвату будут пресекаться, не останавливаясь перед высшей мерой наказания — расстрелом.
§ 8. Не предрешая и не навязывая то или иное назначение будущей верховной власти Военный Совет и Командующий заявляют, что будут бороться со всеми попытками справа и слева за навязывание власти Народу, которая должна быть избрана по принципу всеобщего избирательного права.
§ 9. Разоренная трехлетним владычеством комиссаров и коммунистов Россия нуждается в интенсивном экономическом исправлении, а посему новая Революционная власть объявляет свободную торговлю, а переходная ступень социалистической операции отменяет всякого рода государственную монополию на жизненные продукты и фабрикаты.
§ 10. Признавая мелкую частичную собственность в земельной, фабричной, заводской областях, новая власть будет бороться с крупным капиталом, допуская концентрацию капитала и земель только в руках артелей, созданных самим же народом.
§ 11. Признавая принцип самоопределения народностей и областей, новая власть при расширении базы своего влияния строго будет проводить в жизнь этот принцип и от всяких навязываний той или иной формы управления отказывается, предоставляя право решения самим народностям и областям.
§ 12. Одним из величайших преступлений коммунистической власти является отказ работать с демократией Европы, как-то: Америкой и других, следствием чего были блокада и бойкот России и ее экономический упадок. Новая Революционная власть ставит ближайшей задачей завязать самые близкие сношения с упомянутыми демократическими государствами через посредство своих представителей социалистов, которых коммунистическая власть по принципу Николая Кровавого изгнала из своей родины, участие которых в строительстве России новая Революционная власть считает необходимым.
§ 13. Уставший от внешней и внутренней войны русский народ нуждается в прочном мире и новая власть заявляет, что все усилия будут приложены к тому, чтобы достигнуть мирного соглашения со всеми враждебно относящимися к коммунистической власти государствами.
§ 14. Впредь до установления постоянной верховной власти Российской республике потребуются денежные знаки и обязательства, имеющие государственное значение. А потому все ранее и теперь существующие являются действительными и имеют хождение на территории, занимаемой восставшей группой.
§ 15. Принимая во внимание, что Коммунистическая власть своими террорами и зверскими расправами сильно запугала народ, то новая власть предлагает всем сочувствующим и проводящим в жизнь настоящую декларацию избирать власть на местах по своему усмотрению, до особого распоряжения Верховной Власти.
§ 16. Все принципы, положенные в основу настоящей декларации, будут поддерживаться восставшими войсками и правительством, возглавляющим с оружием в руках, и посягательства на таковые со стороны групп будут беспощадно преследоваться.

Русская ВандеяПрограмма Серова-Далматова во многом предвосхитила принципы нэпа: отказ от принудительной государственной коммуны и государственной монополии на продукт труда, признание мелкой частной собственности, организация контроля за капиталом, создание государственной денежной системы, разрешение свободной торговли. Все это предлагалось задолго до появления новой экономической политики. Однако имеется качественное отличие от советского нэпа — прежде всего, организация выборной народной власти на основе всеобщего избирательного права, признание принципов демократической свободы. Кроме того, провозглашена недопустимость захвата и узурпации власти отдельными партиями, развитие местного самоуправления, право на самоопределение народов, установление прочного мира и взаимоотношений с иностранными государствами.

Основные положения, изложенные в приведенном документе, созвучны идеям, высказанным в 1919 году народным вождем Филиппом Кузьмичом Мироновым. Можно утверждать, что Декларация Серова-Далматова по своему содержанию сопоставима с другими протестными документами массовых народных движений: Программой антоновского Совета трудового крестьянства в Тамбовской губернии и резолюцией гарнизонного собрания мятежного Кронштадта 1 марта 1921 года.

16 октября 1921 года в Москве центральная Комиссия по борьбе с бандитизмом приняла решение: «на территории Приволжского военного округа затяжка борьбы с бандитизмом недопустима». Командующему войсками округа было приказано в 1,5-месячный срок «вырвать с корнем бандитизм на территории военного округа». Особо оговаривалась возможность «в случае необходимости изъятия семей бандитов для отправки в другие районы.

Василий Серов предпринял попытку переговоров по телеграфу с командованием Приволжского военного округа, располагавшегося в Уральске. Со стороны советского командования была создана комиссия для переговоров: командир 81-й бригады, председатель Уральского губисполкома и председатель губчека. 26 января 1922 года были заключены предварительные условия о прекращении боевых действий на две недели. Советская сторона трактовала инициативу Серова однозначно как «переговоры о сдаче».

Вероятно, мотивы для вступления в переговоры со стороны Серова и Далматова были гораздо глубже. Об этом свидетельствуют, во-первых, условия о прекращении боевых действий, поставленные повстанцами: обеспечить свободу личности и выбора местожительства, оставить по одной лошади на каждого повстанца. Во-вторых, двухнедельное перемирие Серов использовал для проведения агитационной работы, распространял Декларацию, а также пропагандистские листовки среди населения. В-третьих, Серовым были проведены перевыборы сельских и волостных исполкомов на контролируемой им территории. Итак, Серов действовал в духе собственной политической Декларации: убедившись после долгих боевых действий (с июля 1920 года по январь 1922 года) в бесперспективности военного противоборства с регулярными частями Красной армии, ЧК, ЧОН, ВНУС, он искал политический выход к мирной жизни. Вероятно, возможность ухода за границу его не прельщала, иначе бы он ею воспользовался.

Русская ВандеяСреди местного населения распространялась листовка реввоенсовета восставших, где народу разъяснялась цель борьбы повстанцев: «…ни один волос не только с головы красноармейца или частного гражданина, но даже с головы того же коммуниста не пал по нашей вине, борьба наша чисто политического характера, а не материального. В основу ее входит их лозунг: „Свобода, равенство и братство для всего русского народа“, настолько родной народу, что после ознакомления населения с декларацией восставшего народа в наши ряды вступило добровольцами не только из среды частных граждан, но из красноармейцев и партийных, искренне раскаявшихся в своем заблуждении. Чем это объясняется? А тем, что народ убедился воочию, что восставшие войска „Воли Народа“ не есть бандиты, как их именует советская власть, а есть партизаны, которые несут народу волю, освобождение народа от гнета Советского строя… Остается лишь один свободный русский народ без диктаторов-комиссаров, объединенный под общим лозунгом „Свобода, равенство и братство!“».

Слова о вступлении в ряды повстанцев красноармейцев и партийных не были простым пропагандистским приемом. В октябре 1921 года коммунист А. Б. Семенов, начальник штаба 4-й армии, секретарь и член коллегии ЧК города Новоузенска, присоединился к восставшим. В укреплении Уильское сдался без боя взвод отдельной Актюбинской роты ЧК.

Во время переговоров с повстанцами полномочия комиссии с советской стороны не были определены. А жесткие требования «о сдаче банды» не могли быть приняты противоположной стороной: Серов не отправил своих представителей в Уральск к назначенному сроку, дальнейшие переговоры он прервал. Советская сторона сочла, что «бандиты» всего лишь использовали перемирие для передышки, пополнения продовольствия и фуража. Распространялись слухи о том, что «бандиты Серова» терроризировали местное население, проводили разверстки и конфискации, отбирая последний скот, объявляли мобилизации казаков, расстреливали за неподчинение. Однако все это никак не соответствует идейному направлению повстанцев. Более того, при необходимости, чтобы избежать ненужных потерь, Серов распускал местных крестьян и казаков по домам.

О действиях Серова главное командование Красной армии регулярно докладывало председателю Реввоенсовета Республики Троцкому и его заместителю Склянскому. Два доклада в январе 1922 года (14 и 16 января) были направлены лично Ленину и Молотову. 11 февраля 1922 года Склянский запросил главкома РККА С. Каменева: «С чьего согласия создана эта комиссия и на какой основе ведутся переговоры?» Советское командование опасалось возможного наступления повстанцев на Гурьев или Уральск. Войскам был дан приказ о переходе с 12 февраля в «решительное наступление для ликвидации банды Серова».

Можно с уверенностью утверждать, что ни одна банда не ввязалась бы в длительные и кровопролитные бои (один из них продолжался 18 часов). Мотивация действий повстанцев, очевидно, заключалась в идейном настрое. В разведсводке Приволжского военного округа от 15 марта 1922 года говорилось, что в штабе Серова имелось знамя из белого полотна с лозунгом «Долой коммунистов! Да здравствует пролетариат!».

8 февраля 1922 года Склянский обвинил штаб РККА в попустительстве повстанцам, связанном с ведением переговоров. В сообщении главкому Каменеву подчеркивалось: «Две недели Серов использовал для противосоветской агитации, реквизиции фуража и скота и, вообще, для усиления своей банды… Очевидно, командованием Приволжского округа допущена совершенно недопустимая ошибка. Считаю необходимым, если с Вашей стороны нет особых возражений, поставить на вид неправильность его действий, так как если Серов вступил в переговоры, то совершенно не было надобности для заключения перемирия, дабы вести переговоры о сдаче». Виновником неудачных действий советских войск по ликвидации Серова штаб РККА объявил командование Приволжского округа. Причину нашли в проведении переговоров.

В начале апреля 1922 года отряд Серова предпринял испытанную партизанскую уловку — он разделился на мелкие группы по 40—100 человек. Малочисленность групп позволяла получить большую подвижность. Попытки параллельного преследования, окружения, организации засад оказались неэффективны: огромные пространства степей давали Серову возможность уходить от правительственных войск. Пехотные карательные части не могли угнаться за маневренными отрядами.

Василий Серов в очередной раз выразил желание покончить с бесперспективным военным противоборством: 4 мая 1922 года Саратовское ГПУ получило от него письмо с предложением о переговорах. Повторилась ситуация, имевшая место в январе 1922 года, но с одним существенным отличием: Серов решил вести переговоры не с военным руководством, а с губернским органом ГПУ. 7 мая представители комиссии ГПУ выехали на переговоры с Серовым. Боевые действия на этот раз не прекращались.

Переговоры происходили независимо от военного командования. 10 апреля 1922 года последовал приказ главкома Каменева командующему войсками Приволжского военного округа о ликвидации отряда Серова во что бы то ни стало, без привлечения ГПУ. В данном случае разделились интересы двух разных ведомств. Военное руководство настаивало на ликвидации повстанцев Серова военными методами, отвергая любые переговоры. Главком Каменев был уверен: Серов опять пытается выиграть время для усиления. Склянский поддерживал мнение о категорическом запрещении вступать в переговоры с Серовым.

Русская ВандеяОднако 15 августа 1922 года Серов добровольно сдался особоуполномоченному ГПУ. 14 августа добровольно сдался также сподвижник Серова — Ф. Далматов. Можно сделать предположение, что прекращение вооруженной борьбы и одновременная добровольная сдача двух руководителей повстанцев имела под собой идейную основу.

Крестьянское протестное движение в Поволжье, несмотря на элементы организованности, по своей природе оставалось стихийным, обреченным на неравное противоборство с мощной государственной машиной. Серов и Далматов, быть может… просто пожалели своих людей.

ПЕТР АЛЕШКИН,
ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВ
Журнал «Свой» №41 (8-9/2010)

http://www.ruguard.ru/article/read/Serovcshina.html

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.