Warning: Creating default object from empty value in /home/users/m/mkam/domains/vandeya.ru/wp-content/plugins/buddypress/bp-loader.php on line 71
 Русская Вандея. ч.1. Хроника преступлений против народа. | Русская Вандея

Русская Вандея. ч.1. Хроника преступлений против народа.

21.03.2012 в Русская Вандея. Хроника преступления.

История преступления против русского народа.

Тамбовская Вандея.

Хроника преступлений Красного режима против Русского народа.

И там и здесь между рядами звучит один и тот же глас:

«Кто не за нас — тот против нас.Нет безразличных: правда с нами».А я стою один меж них В ревущем пламени и дыме И всеми силами своими Молюсь за тех и за других.

Максимилиан Волошин, 1921

В 2005 году в Тамбовском областном краеведческом музее была открыта выставка «Тамбовская Вандея». Она посвящена одной из самых трагических страниц в региональной и российской истории — крестьянской войне на Тамбовщине 1920-1921 годов, когда в ожесточённом противоборстве столкнулись новая власть и мирные землепашцы, доведенные до отчаяния бездумной и жестокой продовольственной политикой советского государства. Авторы выставки подняли проблему объективной оценки исторических событий. По их замыслу необходимо «подняться над схваткой», не обвинять ни ту, ни другую сторону, показать, что в гражданской войне победителей не бывает, что ожесточение в момент Тамбовского крестьянского восстания дошло до запредельной степени, и кровь лилась рекой. На выставке представлено около двухсот экспонатов. Это уникальные документы, фотографии, личные вещи участников событий из фондов Тамбовского областного краеведческого музея, архива ФСБ по Тамбовской области, Государственного архива Тамбовской области. Большая часть материалов экспонируется впервые.

А.С. АнтоновВыставка была встречена с настороженностью. Ведь на протяжении десятилетий наши соотечественники находились в плену великой исторической неправды. Официальная советская историческая наука рассматривала «антоновщину» как кулацко-эсеровский бандитский мятеж, «принявший форму политического бандитизма с полууголовным оттенком». Организаторам выставки было предложено переставить акценты и «показать больше зверств бандитов». Исходя из концепции выставки, авторы стремились представить значительный массив разнообразных по видовому и тематическому составу документов двух противоборствующих сторон: приказы, донесения, листовки, воззвания. Принцип объективности требовал свидетельств жестокости враждебных сторон. Однако в полном противоречии с бытующим до сих пор однозначным, сформированным с позиций советской историографии мнением документальных свидетельств зверств армии Антонова обнаружить не удалось. Не было сожженных повстанцами деревень и сел, не было заложников и расправ над гражданским населением. Дисциплина в армии Антонова регулировалась «Временным уставом наказаний, подсудных армейским судам», согласно которому жестоко каралось даже «грубое обращение с пленными». Безжалостны и беспощадны партизаны были к «твердокаменным» коммунистам — казнили захваченных комиссаров, красных командиров, руководителей продотрядов. Рядовым красноармейцам после политбесед о целях и причинах «всенародного восстания против насильников-коммунистов» предлагали вступить в ряды повстанцев, при отказе выдавали «отпуск» — документ, с которым они беспрепятственно возвращались в свою часть или родной дом.

Однако до сих пор в России, в том числе и на Тамбовщине, где происходило мощнейшее антикоммунистическое восстание крестьян в 1920-1921 годах, не знают, более того, не желают знать ничего, что могло бы поколебать привычную позицию крайне негативного отношения к руководителю восстания Александру Степановичу Антонову и к тому движению, которое он возглавлял.

Вот лишь один красноречивый пример. В старинном зажиточном селе Паревка Кирсановского уезда в июне 1921 года во исполнении приказа № 171 Полномочной комиссии ВЦИК были захвачены и расстреляны заложники. По одним данным, 86 женщин, стариков и детей, по другим — 126. В местном школьном музее можно увидеть фотографии чекистов, сельсоветчиков — «тех, кто устанавливал на Тамбовщине советскую власть». Известный кинорежиссер Андрей Смирнов во время съемок художественного фильма «Жила-была одна баба» посетил музей, он поинтересовался у учительницы, показавшей ему экспозицию: «А где же память о тех ваших односельчанах, расстрелянных в 1921 году?» В ответ услышал: «Ну, нас же учили, что это бандиты».

История Тамбовского восстания по-прежнему воспринимается очень остро, очень болезненно. Знаний у людей об этом периоде нашей истории очень мало, а те, какие есть, получены в то время, когда крестьянское восстание считалось бандитизмом. Это очень печально, потому что и лидеры восстания, и рядовые бойцы повстанческой армии, и все непокоренное тамбовское крестьянство достойны особой памяти.

«Это была последняя крестьянская война в России, — писал о них Александр Исаевич Солженицын, — но тамбовское стойкое восстание показало, что российское крестьянство не сдалось без боя». Стараниями великого писателя «антоновщина» приобрела и международную известность. В 1990-х годах во время празднования 200-летия Вандейского восстания во Франции он первым обратил внимание мировой общественности на сходство восстаний французских и тамбовских крестьян, выступавших против резкого вторжения революционных режимов в интересы сельского населения. Отсюда и появилось выражение «Тамбовская Вандея».

Image

Командный состав тамбовского Губчека. 1921 г.

 

Корни тамбовского восстания восходят к началу XX века. Тогда Тамбовская губерния стала одной из главных областей мощного крестьянского движения против помещиков, особенно сильны выступления были именно в Тамбовском, Борисоглебском, Кирсановском уездах. Тамбовский губернатор В.Ф. фон дер Лауниц и его ближайшие подчиненные выступили решительными усмирителями восстаний крестьян в 1905 году. Не случайно против них направила свою террористическую деятельность местная организация эсеров, в числе организаторов которой были будущие лидеры партии — В. Чернов, М. Спиридонова и др. Здесь были популярны эсеровские лозунги, которые стали политическим оформлением крестьянских требований. Именно тогда началась деятельность будущего руководителя восстания Александра Степановича Антонова, он «числил себя эсером 1905 года» и формировался как революционер-романтик. Будучи членом Тамбовской группы независимых социалистов-революционеров, он принимал участие в «эксах» для нужд своей партии. Оговоримся, что «эксы» «Румяного» или «Осинового» (так проходил Антонов в полицейских ориентировках) были бескровными. И все же в 1910 году он был обвинен в «поранении» жандармского офицера и приговорен к смертной казни через повешение. Его дело легло на стол министру внутренних дел П.А. Столыпину, который пересмотрел приговор и заменил высшую меру наказания на «каторжные работы без срока». Каторгу Антонов отбывал во Владимирском централе.

События 1917 года, Февральская революция проходили на Тамбовщине под знаком агитации эсеров. Выборы в Учредительное собрание показали, что 76% избирателей Тамбовской губернии проголосовало за представителей партии социалистов-революционеров. Эсеры возглавили новый подъем крестьянской революции на Тамбовщине. Они сумели первыми в России направить борьбу крестьян за помещичьи земли в мирное русло. Знаменитое «Распоряжение № 3» Тамбовского эсеровского губернского земельного комитета передало дворянские имения под контроль крестьянских земельных комитетов и спасло их хозяйственные и культурные ценности от погромов. Этот документ вышел на месяц раньше Декрета о земле, окончательно передавшего земли помещиков в руки крестьян.

Тамбовская губерния всегда была «хлебной»: накануне 1917 года она производила более 60 миллионов пудов сельскохозяйственной продукции. Она кормила себя, кормила Россию, а еще 26 миллионов пудов поставляла на европейский рынок.

Главной причиной столкновения тамбовских крестьян с новой «рабоче-крестьянской» властью стали обстоятельства Гражданской войны, в силу которых губерния оказалась одной из основных продовольственных баз страны. «Военно-коммунистическая» политика в деревне сразу свелась к изъятию у крестьян продовольствия, необходимого для обеспечения армии и городского населения. Мобилизации на военную службу, разного рода повинности (трудовая, гужевая и др.) еще более усиливали противостояние крестьянства и власти. В 1918 году в восстаниях против насилия со стороны чрезвычайных органов советской власти приняло участие около 40 тысяч крестьян. Подавление восстаний проводилось с применением военной силы и казней. Именно в этот период Марина Цветаева отправилась в «тяжелую, унизительную, рискованную» поездку в Усманский уезд Тамбовской губернии за продуктами для дочерей Али и Ирины, которые в Москве погибали от голода. Увиденное и пережитое потрясло поэтессу и выплеснулось в трагические строки:

«Кровных коней запрягайте в дровни!

Графские вина пейте из луж!

Единодержцы штыков и душ!

Распродавайте — на вес — часовни,

Монастыри — с молотка — на слом.

Рвитесь на лошади в Божий дом!

Перепевайтесь кровавым пойлом!

Стойла — в соборы! Соборы — в стойла!

В чертову дюжину — календарь!

Нас под рогожу за слово: царь!»

К началу 1919 года в Тамбовской губернии действовали 50 продотрядов из Петрограда, Москвы и других городов общей численностью до 5 тысяч человек — такого размаха конфискаций не знала ни одна губерния. Крестьян возмущал произвол в определении объема поставок, злоупотребления грубой силой, пренебрежение к хранению и использованию изъятой у них продукции: забранный по разверстке хлеб гнил на ближайших станциях, пропивался продотрядовцами, перегонялся на самогон.

Особенно трагическим положение деревни стало в 1920 году, когда Тамбовщину поразила засуха. К концу года крестьяне трех самых хлебородных уездов — Кирсановского, Тамбовского и Борисоглебского — голодали, «проели не только мякину, лебеду, но и кору, крапиву», на весенний сев зерна не оставалось. Неимоверная по объему продразверстка в 11,5 млн пудов означала для крестьянства гибель от голодной смерти.

 

Акт конфискации

Акт конфискации: «Конфисковано имущества у семей бандитов… корсет поношенный – 1, детское платье – 1, детская фуфайка – 1…»

Как проходила продразверстка? Методы продармейцев были бесчеловечны и напоминали собой времена Средневековья — порки, побои, насилие, расстрелы. Командир продотряда гражданин Марголин по приезде в село или волость собирал сход, сгонял крестьян на центральную площадь и торжественно заявлял: «Я вам, мерзавцы, принес смерть. Смотрите, у каждого моего продармейца сто двадцать свинцовых смертей для вас, негодяев». Далее следовала «фуражировка», когда не оставляли, как свидетельствуют документы, «ни овцы, ни курицы». Мужиков пороли, сажали в холодный сарай, опускали в мороз в колодец, подпаливали бороды и т.д. Населенный пункт сжигали. Командир 1-го кавалерийского полка Н. Переведенцев получил от местного населения кличку «Жженый», поскольку «в закрепление одержанной победы и в порядке наказания повстанцев за проявленное в бою упорство» сжигал дотла тамбовские деревни. Людям оставалось лишь одно: упреждающе собрать свое имущество, взять обрез и уйти в лес. Так пополнялась армия Антонова.

 

Сам же Александр Степанович Антонов был по амнистии освобожден 4 марта 1917 года. Вернувшись с царской каторги, первое время работал в тамбовской милиции, потом возглавлял кирсановскую уездную милицию, где пользовался большим авторитетом. Но насилие, которое творилось по отношению к крестьянству, вынудило Антонова разойтись с новой властью. Он покинул пост начальника кирсановской милиции, с небольшим отрядом в 150 человек ушёл в кирсановские леса и действовал исключительно против продовольственных отрядов.

Местная власть, сначала кирсановская, затем губернская, пыталась скомпрометировать Антонова. Появились публикации, даже прокламации-листовки, где он сравнивался с известным местным уголовником Колькой Бербешкиным. Антонов выследил банду Бербешкина и уничтожил её. Кирсановским и губернским властям сообщил, что банда уничтожена, указал место, где захоронены убитые бандиты. «В плане борьбы с уголовным элементом я готов оказать помощь новой советской власти, но по идейным соображениям я с вами расхожусь полностью, ибо вы — большевики — довели страну до гибели, нищеты и позора».

Крестьянская война 1920-1921 годов выросла из повстанческого движения, начавшегося осенью 1918 года. В последующие месяцы происходили вспышки мятежей в отдельных селениях, в лесных районах появились боевые группы и партизанские отряды. «Боевая дружина» А.С. Антонова стала ядром повстанческой армии.

Небольшое восстание, вспыхнувшее в середине августа 1920 года в селах Хитрово и Каменка Тамбовского уезда, где крестьяне отказались сдавать хлеб и разоружили продотряд, под организующим воздействием антоновской дружины быстро распространилось по центральной и юго-восточной части губернии. Однако из Центра по-прежнему поступали приказы тамбовским властям об отправке в Москву хлебных эшелонов, что вызывало рост недовольства крестьян.

Повстанцы образовали «крестьянскую республику» на территории Кирсановского, Борисоглебского, Тамбовского уездов с центром в с. Каменка. Вооруженные силы А.С. Антонова сочетали принципы построения регулярной армии с партизанскими отрядами и привлечением населения для разведки, подвоза и пр. В партизанской армии действовала сеть политорганов. Организация и стиль руководства антоновцев оказались достаточными для ведения успешных военных действий партизанского типа при умелом использовании природных укрытий, тесной связи с населением и его всемерной поддержке, отсутствии необходимости в глубоких тылах, обозах и т.п. Цели повстанцев были конкретны, результаты военных действий повышали боевой дух армии и привлекали к ней новые силы. На боевых знаменах повстанцев был начертан знаменитый эсеровский лозунг: «В борьбе обретешь ты право свое!» Влияние эсеров на идеологию и организацию повстанческого движения несомненно. Особенно заметно оно проявилось в деятельности Союза трудового крестьянства, главной задачей которого стало свержение «комиссародержавия». Комитеты СТК, их насчитывалось около 300, на охваченной восстанием территории выполняли функции местных органов гражданской власти.

К началу 1920 года Антонов стал начальником Главоперштаба повстанческой армии, которая насчитывала до 40 тысяч человек (с учетом партизанских методов ведения войны — до 200 тысяч человек). Выбирали его тайным голосованием на альтернативной основе из пяти кандидатур. Для руководства крестьянским повстанческим движением требовались особые люди, способные возглавить стихийное, организационно рыхлое, без особых шансов на успех массовое движение, готовые психологически к самопожертвованию в революции, близкие крестьянской среде, имевшие опыт революционной деятельности. Такими чертами были наделены главные предводители тамбовского восстания 1920-1921 годов: А.С. Антонов, И.Е. Ишин, Г.Н. Плужников. Признавало выдающиеся личностные качества Александра Степановича Антонова и высшее командование РККА: «Антонов — недюжинная фигура с большими организаторскими способностями, энергичный опытный партизан», «Антонов — не бандит-уголовник, каким его изображали в нашей печати, а старый эсер-подпольщик, активный участник аграрного движения в Тамбовской губернии во время первой русской революции 1905-1907 гг., бывший политкаторжанин».

Первоначально тамбовское руководство отводило на ликвидацию крестьянского восстания не более трёх-четырёх недель. Но партизанский способ ведения боевых действий повстанцев затруднял действия советских войск. К концу декабря 1920 года стало очевидно, что невозможно справиться с восставшими наличными силами, хотя против мятежников действовало свыше 10 тысяч штыков и сабель.

Советская историография умалчивала вопрос об отношении А.С. Антонова и всего повстанческого движения к православию. Солженицын не случайно назвал антоновское движение Тамбовской Вандеей. Ведь восстание французских крестьян носило религиозную окраску. «Да поможет нам всемогущий Бог одолеть врага и установить власть, которая бы правила бы нами во благо ныне плачущего и угнетенного народа…» — эти слова из листовки Главоперштаба партизанской армии свидетельствуют о глубоком религиозном чувстве восставших. Воззвание к красноармейцам, в котором лидер восстания призывает их встать на сторону повстанцев и зовет в поход на Москву, завершается словами: «С нами Бог!» В стихах, приписываемых А.С. Антонову, слово Вера — везде с большой буквы: «За Веру, Родину и Правду, за Веру, Свободу и Правду!»

В начале 1921 года центральная власть перешла к решительным действиям против повстанческой армии. Высшим органом борьбы с «антоновщиной» в конце февраля — начале марта 1921 года стала Полномочная комиссия ВЦИК во главе с В.А. Антоновым-Овсеенко. Она сосредоточила в своих руках всю власть в Тамбовской губернии. В феврале было объявлено об изменении общей политики государства по отношению к крестьянству — продразверстка была заменена продналогом. Мужики плакали от радости, даже те, кто находился в повстанческих отрядах, и говорили: «Мы победили». На это Антонов сказал им: «Да, мужики, вы победили, хотя это победа временная. А нам, господа командиры, крышка».

На Тамбовщину были направлены крупные боеспособные, технически оснащенные воинские контингенты численностью 110 тысяч штыков и сабель, 4 мобильных кавбригады, 2 авиаотряда, бронеотряд, 6 бронелетучек, 4 бронепоезда и десантный отряд. Была создана четкая структура военного управления, губерния делилась на 6 боевых участков с полевыми штабами и чрезвычайными органами власти — политкомиссиями.

В апреле 1921 года принимается решение «О ликвидации банд Антонова в Тамбовской губернии», которым М.Н. Тухачевский назначался «единоличным командующим войсками в Тамбовском округе». Стратегия состояла в полном и жестоком осуществлении военной оккупации повстанческих местностей. Суть этой стратегии изложена в «Инструкции по борьбе с бандитизмом», приказе № 130 Тухачевского от 12 мая и приказе № 171 Полномочной комиссии ВЦИК от 11 июня 1921 г. Все села Тамбовской губернии были поделены на советские, нейтральные, бандитские и злостно бандитские. По отношению к «бандитским» и «злостно бандитским» вводился режим оккупации. В село входили войска. Население, оставшееся в селе, сгонялось на центральную площадь, брались заложники, давалось два часа. Если мужики не выходили из леса с оружием, то заложники расстреливались. За неповиновение, укрывательство «бандитов» и оружия также следовал расстрел. Потом происходила конфискация имущества, разрушение домов и высылка семей участников мятежа в отдаленные губернии России. Приказы проводились в жизнь «сурово и беспощадно». 12 июля 1921 года Командующий войсками губернии М. Тухачевский подписал приказ №0116 о применении химического оружия против «бандитов». В губернии были развернуты концлагеря. По имеющимся данным на Тамбовщине было 12 стационарных концлагерей. Самый крупный — Трегуляевский — располагался в древнем особо почитаемом Иоанно-Предтеченском монастыре. Были ещё лагеря временного содержания: площадь в населенном пункте (в Тамбове это была Соборная площадь) огораживали подводами и на открытом месте под солнцепеком содержали стариков, женщин и детей. В отчете «О деятельности Губернского Управления Принудительных работ» читаем: «В лагери поступает большое количество детей, в том числе и грудных». В концлагерях голодали, заболеваемость была крайне высокой, «дети-заложники» старше трех лет содержались отдельно от матерей.

Террор, репрессии, жесточайшие меры подавления, военное превосходство «красных» предопределили поражение восстания. Летом 1921 г. основные силы Антонова были разбиты. В конце июня — начале июля им был издан последний приказ, согласно которому боевым отрядам предлагалось разделиться на группы и скрыться в лесах или разойтись по домам. Восстание распалось на ряд мелких, изолированных очагов, которые были ликвидированы до конца года.

После разгрома восстания А.С. Антонов не скрылся из губернии. Он, вероятно, не оставил надежд на возрождение движения. Вместе с братом Дмитрием еще в течение года прятался в кирсановских и тамбовских лесах. К тому времени две его сестры Валентина и Анна уже были арестованы. Судьба их неизвестна, они сгинули где-то в подвалах Губчека.

Гражданская жена А. Антонова — Наталья Катасонова — стала одной из первых узниц Соловецкого лагеря особого назначения.

Смерть настигла братьев Антоновых недалеко от родных мест. Последний бой они приняли 24 июня 1922 года в селе Нижний Шибряй Борисоглебского уезда. Антоновы были убиты в ходе операции, разработанной отделом по борьбе с бандитизмом Тамбовской губчека. Александру было 33 года, Дмитрию — 28 лет. Их тела привезли в Тамбов, в бывший Казанский Богородичный мужской монастырь, где располагалась Тамбовская губернская «черезвычайка», и на три дня выставили для обозрения, дабы показать, что Антоновых больше не существует, а восстание окончательно подавлено. Погребены они были где-то на берегу реки Цны. Существуют разные свидетельства о месте захоронения, но пока исследованием этого вопроса никто не занимается. Даже памятный знак на месте закладного камня, где предполагалось поставить памятник предводителю последней крестьянской войны в России Александру Степановичу Антонову, периодически исчезает. В декабре 2010 года он вновь исчез.

Последствия страшных событий 1920-1921 годов катастрофичны. Тамбовская губерния была ликвидирована как административная единица. Количество уничтоженных, расстрелянных, депортированных повстанцев и членов их семей спустя девяносто лет так и не названо. Думается, речь идет о нескольких сотнях тысяч. Преследования за принадлежность к антоновскому движению продолжались еще многие годы. С новой силой они вспыхнули в 1930-е годы, когда истерзанное тамбовское крестьянство воспротивилось коллективизации. Соль земли русской, хранители православных традиций и национального уклада жизни, великие труженики — хлебопашцы, кормильцы страны были уничтожены. На официальном государственном уровне это факт так и не признан. Архивы по-прежнему открыты не полностью. Но самое страшное — забвение и ложь: тамбовских повстанцев на этой многострадальной земле заученно называют бандитами.

Приказ Тухачевского

Приказ командующего войсками М.Н. Тухачевского о применении против повстанцев химического оружия*

 

Г.А. Абрамова, главный научный сотрудник Тамбовского областного краеведческого музея

(фотоматериалы любезно предоставлены Галиной Абрамовой)

——————

* Подпись под документом была замарана после того, как сам Тухачевский был осужден как «глава разветвлённого военно-фашистского заговора в РККА» и расстрелян в 1937 г.

КИФА №14(136) ноябрь 2011 года

http://gazetakifa.ru/content/view/4276/15/

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.