Warning: Creating default object from empty value in /home/users/m/mkam/domains/vandeya.ru/wp-content/plugins/buddypress/bp-loader.php on line 71
 Стихи о Царской Семье. | Русская Вандея

Стихи о Царской Семье.

17.03.2012 в Поэзия и Проза о Великой Русской Трагедии.


Два чистых Ангела, две светлые Души, Средь сумрака земного, поруганий.Господь чрез беды крестный путь вершил — Дух врачевал в горниле испытаний.

Великую, небесную любовь, Что на Кресте скрепила Ваша кровь,

Вы пронесли сквозь мерзлоту невзгод, И распахнул врата Вам небосвод!

В заре рожденной к Небесам летели — Светились крылья в золоте лучей!

Как стая белая — Вы святостью горели, Победою над жадностью смертей!

Читая письма Царственной Четы, Невольно попадаешь в мир прекрасный, Мир изумительной, хрустальной чистоты — Любовь — как отблеск Неба — ясный…

Из писем Цесаревича Николая и Его Невесты Принцессы Аликс Гессенской.

 

* * *
Глазки твои — океана глубины…
Имя Твоё для меня как святыня!alt

Счастье моё, ты растопишь и льдины
Нежностью сердца, душою лучистой.
Годы, где нет тебя — ветрены, мглисты,
Словно вплетается запах полыни.

Чадо мое, ты — само совершенство!
Благодарю за великий дар Бога,
Что подарил мне такое блаженство…
Благословенна в Россию дорога!

Как я хочу быть всегда с тобой рядом.
Сердце мое кровоточит, о Боже!
Ты — драгоценная, жизни дороже…
Мне остается молиться, отрада.
Крест победить наше горе поможет.

 

* * *
Какая неземная радость, радость!
Смотреть в твои глаза, в них погружаться;
Испытывать немеркнущую сладость,
Прижать сильней к груди, чтоб не расстаться!

 

Мой ангел, чудо, Солнышко родное,
Божественно мне быть твоим любимым!
Молюсь Творцу, чтоб не коснулось злое.
Мой свет таинственный, незаходимый!

 

Любовь всепобеждающая в сердце
И с губ слетает имя звуком счастья!
Безценная, закрой печали дверцу —
Разлуки боль звенит крылом ненастья.

 

«Так одиноко без тебя… Вот бы ты соскользнул ко мне с солнечного луча…» (из письма Принцессы Аликс к Своему жениху Цесаревичу Николаю)

alt
Солнечный луч мне упал на бумаги,
И я шепчу: «Соскользни с него милый…»
Сердце моё без тебя истомилось.
Боже, подай для разлуки отваги!

 

Как горячо за тебя я молилась,
Наши молитвы вновь встретятся, слышишь?!
Нет между нами притворства — путь ближе, —
Радость доверия с чувствами слилось.

 

Благословляю всем сердцем, любимый.
Наши кресты — это лестница в Небо!
Мой дорогой, Ники, Богом хранимый,
Только Господь знает, что на потребу…

 

…Любовь — Жар-Птицу — вечную, святую —
Они в сердцах замкнули навсегда.
И плачет сердце в радости, ликуя,
В разлуке — в муках — сладостно тоскует —
Не растеряли нежность сквозь года!

 

Любовь, что шла чрез муки и страданья,
Сильней цвела в терновых испытаньях,
Не запятнала Ангелов сердца.
Любовь — что удостоилась венца!

 

Царь Николай (Из воспоминаний флигель-адъютанта Д.С.Шереметьева).

 

Глубокой веры был исполнен Царь.
Звучит молитва «Отче наш» — смиренно,
Становится коленопреклоненно,
Царевич входит, чтоб служить — в алтарь.

 

Строительством церквей, монастырей
Украсил Он Великую Россию.
Святых — прославил больше всех Царей!
Стремился каждый день на литургию.

 

…Был монастырь в Крыму среди скалы,
Как ласточки гнездо он прилепился.
Внизу шумел прибой морской волны,
И в толще вод луч огненный светился.

И чувствовались вечность и земля,
Безстрастная волна взмывала гребень.
Никто не ждал приезда здесь Царя,
С Царицею вошел Он на молебен…

 

Давно в утесах жили старца два,
Никто не видел их — такая шла молва.
К ним узкая вела тропа едва,
Где штормовые прятались ветра,
Там пищу оставляли до утра…

Невидимой бралась она рукою, —
Знать, живы, не мешал никто покою.

 

Монахов чудо взволновало многих:
Два старца тихо поднимались к ним!
Царю Святому поклонились в ноги,
Он также, молча, поклонился им.

 

Так схимники небесными очами
Предвидели, что хлынет кровь ручьями!

 

Воспоминания флигель-адъютанта В.В. Свечина об Императоре Николае II (Париж, 1933г.)

alt

Его я видел в лазаретах,
Когда склонялся над больным.
О, как был ласков и приветлив!
Был раненый ему родным.

 

И новой скорбной красотою
Блистали выраженья глаз!
Как часто полнились слезою
И Он скрывал её от нас.

 

…Один несчастный был контужен
И я медалью награждал.
Шептал: «Как Царь России нужен!»
Затем порывисто сказал:

 

«А у Царя глаза какие!..

Мне не забыть, покуда жив!
Взглянул, как солнце, как святые,
Как будто разом — исцелив!

 

Все брешут, что до нас нет дела, —
Теперь кто скажет — враз убью!
Нет вражьим подлостям предела!
Я низко кланяюсь Царю.

 

Глаза я видел — слезы были —
Смотрел на нас и плакал… Царь!
Так лишь родители любили, —
Знать, как отец нам Государь!»

 

Воспоминания Сергея Нилуса после встречи с Государем

 

Взгляд Ангела! Глаза… Глаза — России!
О, этот взгляд! Вовек мне не забыть:
Готовый сердцем всех людей любить!…
Им любовался после литургии…
И страшно грешному мне рядом быть.
И радостно смотреть и умиляться, —
Так… с чистотой Небесной не расстаться!

 

Царь плакал скорбными слезами —
Незримыми — о всей Руси.
Как истово под Небесами —
За люд — прощения просил!

 

Всей кротостью, смиреньем духа
Он возносился в Дом Святой …
И Горний мир касался слуха
Нежнейшей песней неземной.

 

Народ в безбожном оскверненье
В Венец Терновый смерть вплетал,
Наполнил ядом униженья,
И клевету в чело вонзал.

 

Святейший агнец непорочный —
Ты — солнце красное Христа!
Мир ослепленный и порочный —
Не пожалел Тебе — Креста!

 

Сон митрополиту Макарию «Быть может, необходима искупительная жертва для спасения России: я буду этой жертвой — да свершится воля Божия!» (Император Николай II).

alt
Видел поле. Шел Спаситель
И твердил: «Иди за Мной!»
«Мой Господь, мой Искуситель —
За тобой я, за Тобой!»

 

Вижу сад, стоит Спаситель,
Подле арки — Государь,
Подает наш Искупитель
Чаши две, и молвит Царь:

 

«Горькую — не дам народу,
Сладкую — не надо мне!
Я хочу под небосводом
Умереть в родной стране:
Это Жертва Искупленья,
Это Милости… Спаси!
Дай мне горькую — в смиренье
Я возьму вину Руси!»

 

На коленях умоляет
Неотступно Государь, —
Углем Бог вознаграждает…
На глазах Святой стал Царь!
Царица Александра

 

1
Ты — Жертвенность — родным, далеким —
Мать Милосердия, Любви.
В глазах, как небо синеоких —
Лучи божественной зари…
Тебя в беде лишь позови!..
Сияньем сердца озаришь…

 

Царица, после литургии
Шла к раненым, чтоб им служить.
О, кто так мог жить для России?!
Солдат был рад боготворить,

 

Когда склонялась над больными —
Сама в болезни, чуть дыша —
В увечьях страшных, над слепыми,
Молилась, плакала душа.

 

Несчастных в горе утешала,
Лечила раны, свет несла.
И умирающих ласкала —
Касались, точно два крыла!..

 

И девочек — Княжон Великих —
Звала всем страждущим служить.
Не лица, Их святые Лики
И руки помогали жить!

 

Как Мать — с восхода до заката —
Служенью день был посвящен!..
За что?! Такая Им расплата?!
В крови святой омылся трон!..

 

2
Иконы — это окна — в Небо!
Сквозь них мольбы летят как луч,
Который сладко на потребу
Снисходит в сердце из-за туч.

 

И тишина приходит в душу,
И утешает скорби, стон…
Никто покой тот не нарушит —
Фаворским светом освещен!

 

«И будем непрестанно за Родину молиться: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня, Грешную, и спаси Россию» (Из письма Государыни Александры Федоровны)

alt
…Вся комната Царицы в образах,
Которые безмерно почитала.
Молилась — никого не замечала —
Всем существом стояла в Небесах!
Припав к распятью — льются слезы
И каждая родится розой…
Чуть вздрогнет изредка свеча.
О, как молитва горяча!

 

Какая веры — глубина!
Что не испить её до дна:
Светиться сердцем, пламенеть —
Любовью к Господу гореть!

 

Крылатый дух в Объятья Отчи
Летит сквозь все затворы ночи…
Для чистых сердцем и душой —
От бед земных — святой покой!

 

…Так женщины лишь в старину молились —
Мольбой глубокой — Небеса светились…

Божественна Царица и прекрасна!
Сердечностью и нежностью полна.
О, как Россия без Тебя — несчастна!!!
Была до смерти — Ты — Руси верна!

И умирать осталась в той стране,
Которою считала лишь своей.

 

* * *
Легла войны на землю смерти тень
И уходили лучшие сыны…
Полку наказ во храме был в тот день:
«Царю и Богу, будьте же верны!»

 

Звучал молебен, в череде молитв
Царица горько плакала навзрыд, —
То словно мать родных чад провожала —
На муки их от сердца отрывала…

 

Благотворительность

 

Дух праздности, безделья был в столице —
О, как беспечно, праздно можно жить?!!
Не по сердцу тот дух Императрице, —
Всегда спешила бедным послужить!

 

Из личных денег — сколько помогала!
Бюджета не хватало на весь год!
Приюты, лазареты содержала,
И с нуждами к Ней шел и шел народ.

 

Устраивала бедным мастерские,
И строила больницы для детей,
И слезы отирала в скорбь людские,
И утешала вдов и матерей.

 

Всех красотой душевной поражала,
Чем силы зла невольно раздражала…

 

* * *
Царица Александра, Святейшая Царица!
Россию возлюбила всем сердцем и душой.
Ведома и хранима Господнею десницей —
За Русь просила Бога горячею мольбой.

Любовь делила с Небом, средь подлости, обмана,
Сменив одежды Царские пошла служить сестрой.
Лились горячи слезы и капали на раны,
И муки заживали святою добротой.

 

За Веру, Православье, во искупленье плена —
С Россией горьку чашу страданий испила.
Кричало сердце болью: «Кругом подлог, измена!
Детей крылом, как ангел, Ты прятала от зла.

 

Царица Александра, Святейшая Царица,
Опять Христа распяли, взрывая купола!
И кровь уж христианская текла рекой в столице,-
Когда с Царем и с Чадами ко Господу взошла.

 

Цесаревич Алексей

 

Пресветлый отрок — дар России,
Дитя, восшедшее на Крест!
Принявшее весь смрад стихии —
Тьмы, разгулявшейся окрест.

 

И с первых дней, познав страданья, —
Как — Образ Мук — Отчизны всей —
Был отдан в жертву в поруганье,
Земли возлюбленной Своей…

 

Болезнь Цесаревича «Когда я умру, поставьте мне в парке маленький памятник» (Цесаревич Алексей)

alt

О, как страдало бедное дитя —
Невинное, прекрасное, святое!
Теряя силы — крик слабел…хрипя,
Стон издавало Чадо золотое.

И смерти мальчик ждал, как избавленья,
Все звал и плакал: «Мама, сбереги!
Иль смерть придет от боли исцеленьем, —
Умру, нет боли?? Боже, помоги!»

 

Носили Ангелочка на руках:
Не спал, не ел, лежал, слабел в постели,
Чуть силы набирался — еле-еле
Шептал: «О, Боже, сущий в небесах,

О, смилуйся! — и крик стоял в глазах!..
Болезнь смертная всё душу стерегла,
Но покорить в молитвах не смогла.
И даже, если мальчик веселился —
В глазах скорбей и горя след таился…

 

Царица, видя страшные страданья,
Слегла в болезни сердца в испытаньях.
Неделями с постели не вставала!
В коляске из-за ног передвигалась.

 

С.Я.Офросимова. Из воспоминаний.

 

Какое дивное дитя!
Твердят Его учителя.
В душе нет ни одной черты
Ни скверной, ни порочной, —
Но сколько царской доброты,
Ума и благородства!
Сердца захватит прочно,
С отцом какое сходство!
Вот почва для святых семян, —
Ликуй же, Русская Земля!
Грядет опять прекрасный Царь, —
Да будет Русь светла, как встарь!

 

Он всех прельщал открытым ясным взором,
Блестящим и решительным умом,
И ласковой внимательностью в горе, —
Когда здоров — светился Царский Дом!

 

«Когда я буду Царем, не будет бедных и несчастных, я хочу, чтобы все были счастливы»
(Цесаревич Алексей)

 

На станции чиновник подошел
И с просьбой к Государю обратился, —
Что жалованья не хватает, мол,
Семья большая… Грустно потупился.
И с ласкою, любовию святой
Ответил Царь: «Ты сердце успокой.
Так — каждый месяц с сего дня
Рублей по тридцать от меня
Теперь ты будешь получать.
Не смог Царевич тут смолчать:
«А от меня по сорок!» —
Как люд простой был дорог!

 

Святому Цесаревичу Алексею

 

Я вижу Россию иною:
Державной, Соборной, Святой,
Где зло не коснулось рукою,
Лохматой, не слышится вой.

 

Не льются кровавые реки,
Неоскверненный алтарь,
Отчизны не сомкнуты веки
И Русь лучезарна, как встарь.
На троне Великой Державы
Алексий в порфире сидит,

И Церковь увенчана славой,
И Вера, как солнце горит!

 

Земля переполнена светом
Под ласкою ясных очей,
И страждущий кротко одет Им,
Утертые слезы скорбей.

 

Я вижу Россию иною, —
Там радость в несенье Креста!
Я вижу Россию иною, —
Где Он не убит за Христа.

 

Великие Княжны

 alt

1
Царица не любила «праздных рук» —
Ей чужды были сплетни и безделье,
И девочек учила рукоделью,
Уборка в комнатах Своих — за слуг!

Отечеству Высокое служенье
Мать мудрая Им с детства привила.
Воспитывала Веру и смиренье, —
Смерть, дни мучительного заточенья —
Безропотно душа Их приняла!

 

2
Вовек тот день я не забуду,
Как мужичок смотрел Им вслед
И со слезами молвил люду:
«Как ласковы, нежнейший цвет!

 

О, точно солнышко скатилось,-
Все кланялись с любовью мне!
Увидел — сердце осветилось.
Как хороши, сердечные!
Теперь бы умереть мне надо —
Такая сердцу вдруг отрада.

 

3
Как лепестки чистейших лилий,
Как золотых лучей струна!
Вам платья из рассвета шили
Святые Ангелы, весна.

 

Она порхала на полянах,
Ласкала хрупкую красу,
От ветров укрывалась рьяных,alt

В благоговении росу —
Слезу Пречистой собирала
Для убиения души,
И чтобы сердце восторгалось
Господнем пламенем в тиши.

 

В глазах Невест заря сияла,
Вам кланялись вослед цветы…
И вся земля возликовала,
Дивясь на Образ Чистоты!

 

Старшие

 

Ольга

 

Ольга светозарная — красота Христова!
За народ свой падший умирать готова.
Жертвенный светильник, грех Руси вместив,
Вознеслась Ты к Богу, подданных простив.

 

«Кротость», «Милосердье» — имена Твои…
Вслед моей молитве вторят соловьи.

 

На подоле неба — белое перо,
С крыльев уронила… Все от слез серо
На планете скорби… Нет Святых Невест!
Вот и разгулялось горе, зло окрест…

 

Татьяна

 

Ангел белокрылый — нежная Татьяна.
Словно ландыш трепетна… Богом осияна.
Восхищает царственность. Ты — сосуд Любви…
Вдовы вслед шептали: «Нас благослови!»

alt
Всех сирот согрела Горней теплотой,
Исцеляла чуткой, любящей рукой.
В белые одежды Солнца облеклась,
В небеса лебёдушкой чистой вознеслась.

 

Предстаёшь прекрасной, в золотом венце…
Русь осиротела… слезы на лице…

 

Младшие

 

Мария

 

Очи бездонные — «блюдца Марии», —
В них — Небо плещется, вечность светится.
Ты, озаренная — жемчуг России!
В скорби слетаешь святой голубицей.

 

И расторгаются смерти оковы.
В помощь сестер призовешь для покрова:
Рядом — четыре райские Птицы, —
Как мне любовью Вашей напиться,

 

Что въявь живительный сладкий родник —
Путник усталый всей болью приник…
«Милость — Мария!» — Взывают уста, —
Имя Твоё — «Доброта», «Доброта!»

 

Анастасия

 

Солнышко красное — Анастасия!
В благовест смех Твой вплетается радостный.
Дух и душа — это сердце России!
В тайной молитве взывать к Тебе сладостно.

alt
Трепет объемлет от умиленья —
Слезы пролью на ладони лучистые,
Их соберешь Ты и мне в утешенье
Небо подаришь в радуге чистое.

 

Колокол вторит: «А-на-ста-си-я!..»
Все имена перечислил любимые —
Самые милые, неповторимые —
Вы — лик и символ Великой России!

 

Как Вас вернуть?! В горле горький комок…
Стопочки в небе ищу райских ног…

 

4
Испив, смиренно чашу злостраданий,
Средь грязи, оскорблений, клеветы,
Во дни предательства и поруганий,
Свой Крест несли, как Ангел Доброты!

 

Там, в заточенье — расписали стены,
Для оскверненья Вашей чистоты…
На Вас открыла пасть сама геенна, —
Но не убила Духа Высоты!

 

Вы — ангелоподобны, голубицы, —
За то, враг сплел Вам клетку из шипов!
Оставил Вас народ, отроковицы!
Не вызволил из вражеских оков.

 

И вот теперь над русскою землею
Под Вас зовущий колокольный звон,
Летите — в солнце — к Господу с мольбою —
Княжны четыре над страной Крестом!

 

Грехопадение России

 

* * *

alt
Гуляет вволю Горюшко
По русскому по полюшку.
В народе кличет злобою,
Продажною утробою.

 

Ох, горькая ты долюшка —
Стучит в дома Неволюшка,
Что названа «свободою»
Под лапой вражьей, подлою.

 

Все залито уж кровушкой
И Русь рыдает вдовушкой…

 

(1917г. 3 июля Аляска) Сон священноиноку Герасиму после литургии

 

И снился сон. Чернело небо.
Как страшно, жутко было мне.
Никто со мною рядом не был,
Читал молитву я во сне.

 

Ни зги не видно… Свет в средине —
Христос Распятый умирал…
И, вспомнив, плачу я доныне:
Глава склонилась, Он дрожал!..

 

И слышал голос: «Русь распята!»
То за Царя была расплата…

 

Святого, кроткого Царя — и на закланье!
Прощай, о Русь, в чаду заря — нет оправданья!
Молчаньем предали Христа, Святых Великих…
Сжигали яро Образа — под бесов крики!
О, лучше б сердце расколоть! Чем жить с отродьем!
Душе безбожной подражать, глумливой моде!
О, лучше б в горе умереть — и…в Божье Царство,
Чем видеть, как паук плетет свое коварство!

 

Не слышать топота копыт — нечеловеков —
В стране ходячих мертвецов, рабов свирепых!
Отречься от Любви Христа, чтоб в муки ада!
При жизни пасть и не стонать — за зло награда!

 

Послесловие

 alt

1
Разбиты иконы, сожженные храмы —
На воле гуляют разбойники — хамы,
Что Русское Небо повергнули в ад —
В огне и в крови топчет красный солдат.

 

Взывают на шабаш — к позору страны, —
Святыню отдав на престол сатаны.
Пресветлую Русь в исступленье убив,
Высокий Дух — в пляске развратной — прибив
К Кресту, чтоб стекала последняя кровь —
Пусть больше не будет светиться Любовь!!!

 

Грядет новый культ — поклоненье иуде,
Бездушный, безбожный народ мертвым будет,
Забудет культуру и совесть, и честь —
И брат убьет брата — злодейства не счесть!

 

Над всей вакханальей, над горем, над мглой —
В терновом венце — Царь пред Богом с мольбой!

 

2
Отречение России от Царя
Какие муки сердце разрывали?!
Шипом — измена, трусость и обман!
Душа и сердце болью истекали —
Никто не исцелил терновых ран!

 

Сад Гефсиманский — Псков! Иуды рядом…
И не один, а целый легион!
Злорадствуют, шипят, паденью рады, —
Но не попрал Ты Клятву и Закон.

 

Не подписал противного — в чем клялся!
Псам незаконный документ подал…
Кто присягал — никто не отозвался!
Напрасно к чести, верности взывал!

 

То «отреченье»… — им враг потрясает… —
Призыв и повеленье Трон спасать!
И верный офицер все понимает:
Насилие вершится, Царь взывает!
Державу не дает Он распинать.

 

… Мой Государь! Коленопреклоненно
У ног Твоих в слезах молю простить,
Что до сих пор ложь люта, неизменна…
Сыт клеветой люд, — не Тебя любить!

 

3
Оклеветан Великий Святой,
Что у Бога, как Солнце горит!
Не найти, не найти нам покой —
Кровь рекой землю всю опалит!..

 

И стоит в сердце вопль и стон.
И от боли не выплакать слез.
Колокольный рыдает звон…
Алый цвет опадает у роз.

 

Ну, когда же, лукавый народ,
С языка вырвешь злобу, хулу?!
Покаяньем очистишь свой род,
Клеветаний развеешь золу!

 

Кроткий Царь избран Жертвой Руси
Искупить кровью русских людей!..
Крест, Голгофу — за Русь принести!
И не жалко иудам гвоздей…

 

4
О, как Господь нас наказал!
За молчаливое взиранье,
Святых невинных душ закланье…
Народ мой в муках погибал,
Но и от горя не взалкал!
Слепой, безбожный, равнодушный
Иудиной руке послушный,
Где красный царствовал кагал…
Цвет облетел в цветущем саде…
Как пусто, смрадно в Петрограде,-
То лучшие сыны ушли,
Вспорхнули души их с земли.
И в этом мерзком запустенье
Святым Великим — не бывать!
Ушли навек, а нам — рыдать,
И видеть крах душерастленья.

 

Господь наш Дом опустошил!
Что не осталось и крупицы
Ни от Царя, ни от Царицы,
Лишь крик Царевича застыл…
Нет капель слез Святых Невест…

Гуляет ветер тьмы окрест.

 

Княгиня, как заря ушла
И нет мощей, чтоб поклониться.
Судьба насмешлива и зла

Над Русью павшею глумится.

 

Мольбой горю: «Вернись, Княгиня!
Наш город черным оком ныне,
Частицей малою, вернись!»
Мой город, падший, поклонись.

alt

Уничтожение дома Ипатьева 

 

В том подвале, где въявь выступала,
На стенах проявлялась вдруг кровь,
И земля тяжким эхом стонала,
Воскрешая ночь страшную вновь.

 

Не давало покоя иудам
Пенье Ангелов вновь по ночам…
Стены красили, но … Божье чудо!
Кровь сочилась на страх палачам.

 

И, чтоб скрыть все следы преступленья,
Чтоб затихла и память, молва —
Дом Ипатьева стерт для забвенья…
С тихим стоном склонилась трава…

 

6
Видение матроса Силаева
Я вышел на огромную поляну,
Которой и конца и краю нет.
И льется свет не до земли в тумане,
И мочи нет взглянуть на этот свет.

 

Явились люди в дивных одеяньях.
В короне и порфире Государь.
Пресветлый Отрок Алексий в сиянье —
Он держит чашу с кровью, чашу Царь.
И на коленях вся Семья Святая
Пред Богом с чашей кровию в руках.
Иоанн Кронштадский плачет, умоляя:
«За кровь невинную не ввергни Русь во прах!»
Молитва льется. Освещает лица,
Вновь: «Святый Боже…»,- продолжают петь.

О, сколько будет Свет за нас молиться?!
О, сколько будет нас Господь терпеть?!

Вдруг, Государь возносит чашу с кровью:

«О, Боже, в жертву нашу кровь прими!
Прости народ, покрой Своей Любовью,
Очисти Русь, спаси и сохрани!»

 

За ним поднял над головою чашу
И зарыдал, расплескивая кровь,
Святой Царевич: «Бог, вот Жертва наша,
Спаси детей и воскреси Русь вновь!»

 

И множество народа на коленях
Со чашами своими над главой:
«Господь, не погуби Свое творенье,
Омой от скверн, чтоб стала Русь Святой.»

 

Раздалось слаще пенье: «Святый Боже!!!
Звон колокольный разом зазвучал.
В сиянье — Русь Великая — пригожа!..

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.